УКРАИНА-2017:ВИДЕНИЕ ВО “СВОБОДА”

 

УКРАИНА-2017:ВИДЕНИЕ ВО “СВОБОДА”





Можно ли в Украине построить социал-национализм и как отреагирует на него экономика

Что, кроме борьбы с коммунистами и защиты украинского языка, может предложить стране всеукраинское объединение «Свобода»? Энергетическую независимость от России, тотальный возврат предприятий в госсобственность, изгнание иностранных банков из страны и годовые долги по пенсиям и зарплатам.

Forbes.ua продолжает серию материалов о том, какой могла бы стать Украина, если бы каждая из партий, участвующих в нынешних парламентских выборах, получила возможность реализовать все, что пообещала в своей предвыборной программе. Читайте четвертый материал серии – об Украине-2017 в видении радикальной социально-националистической партии «Свобода». Партии, идеи которой в сфере экономики неожиданно смыкаются с тезисами коммунистов.
Энергонезависимость обетованная

Побережье Азовского моря напоминает голландские пейзажи с вереницами ветряных электростанций вдоль дорог; крымские поля усеяны солнечными батареями, лампы накаливания стали архаизмом – как и открытые форточки в домах в 30-градусный мороз…

Первое, на что, придя к власти в результате парламентских выборов 2012 года, сделала ставку ВО «Свобода», – это обеспечение независимости от российских поставок газа. «Свободовцы» поставили амбициозную цель: лишь до 30% потребляемых в стране энергосесурсов могут быть иностранного происхождения.

ВО «Свобода» сделало упор на развитие альтернативной энергетики

Частично с этой задачей удалось справиться. Рада приняла новую программу энергоэффективности, развития альтернативной энергетики и диверсификации энергоресурсов. Новый подход заметен как в крымских степях, так и в городских квартирах: в каждой появился счетчик воды.

Этим не ограничились. Поднатужившись, и найдя в бюджете несколько сот миллионов долларов (по оценкам старшего аналитика ИК Dragon Capital Дениса Саквы, $300-350 млн), Киев начал работу над созданием собственного замкнутого ядерного цикла. Через несколько лет Украина уже могла самостоятельно выпускать ядерное топливо. Сырье приходится закупать в России, говорит Саква, но это дешевле, чем импортировать газ.

Кроме того, проведя несколько раундов утомительных переговоров с «Газпромом», новая власть сумела добиться продажи российского газа европейским потребителям на восточной, а не западной границе Украины.

Это позволило нашей стране покупать газ, предназначенный для европейских пользователей, по «европейским» ценам. В условиях, когда в 2012 году Украина платила за газ больше, чем многие европейские страны, это позволило Киеву серьезно сэкономить на закупке газа, говорит Саква. Европейцы, в свою очередь, смогли замещать часть, купленную Украиной, более дешевым сжиженным газом.

Наконец, удалось увеличить добычу собственных газа и нефти, в том числе на морских шельфах, и вложить средства в приоритетное развитие угольной отрасли.

Были и неудачи. Собирались, например, построить терминал для импорта сжиженного газа, чтобы снизить зависимость от «Газпрома». Но доставить этот газ в Украину оказалось проблематично. В 2012 году ресурсы Азербайджана были ограничены, а Турция не давала согласия на транспортировку газа через Босфор, говорит Саква. Сдвинуть проект с мертвой точки за пять лет не удалось.

Чтобы заинтересовать потенциальных поставщиков энергоресурсов, «свободовцы» предложили им специальные торговые программы. Скажем, «Карбамид в обмен на сжиженный газ». Но приманка не сработала – ведь, по словам Саквы, она предусматривала для компаний двойные транспортные расходы: за доставку газа в Украину и украинских удобрений – в страну-покупатель.

В других случаях для выполнени амбициозных задач просто не хватило средств. Вереницы ветряных мельниц на Азовском побережье иногда как-то внезапно обрываются, показывая, где закончилось финансирование этих проектов из госбюджета. А счетчики в домах хоть и удалось установить, но тепло- и водопроводные сети до сих пор ждут модернизации. Ведь отдать инвесторам контроль над «природными монополиями», в том числе коммунальными предприятиями, государство не захотело. А без этого вкладывать средства в развитие инфраструктуры частный бизнес, естественно, не захотел. Весь груз расходов государству пришлось взвалить на себя.
Назад, в будущее

Бизнесу вообще не повезло. С осени 2012 года, когда ВО «Свобода» смогло сформировать большинство в парламенте, и без того не особо бурный поток инвестиций в Украину совсем иссох.

С одной стороны, ВО начало ожесточенную борьбу с рейдерами, в том числе увеличив для них уголовную ответственность. Это должно было улучшить «самочувствие» бизнеса и защитить его права. Но в то же время «Свобода» провела через парламент Закон о стратегических предприятиях, предусматривающий возврат в госсобственность части ранее приватизированных объектов.

«Свобода» заявила о намерении вернуть государству все отрасли, которые можно назвать природными монополиями. «"Укртелеком», все энергогенерирующие компании, все градообразующие предприятия», – перечисляет объекты, подлежащие национализации, Юрий Левченко, руководитель аналитической службы ВО «Свобода».

Механизм компенсации бывшим собственникам новая власть позаимствовала, по словам Левченко, у французского президента-социалиста 1980-х годов Франсуа Миттерана. Проводя национализацию, правительство «Свободы» расплачивалось с владельцами компаний специально выпущенными долгосрочными облигациями.

Но и такую компенсацию можно было получить только при условии стопроцентной законности исходной приватизации. Новый парламент инициировал проверку законности продажи всех крупных предприятий – с численностью сотрудников больше 1 000 чел и оборотом больше 50 млн грн. Если замечался хоть какой-то намек на махинации, коррупцию или другие нарушения закона – предприятия возвращались в собственность государства без права на компенсацию.

В результате таких инициатив Рады в течение пары лет сменились собственники нескольких десятков украинских компаний. Доверие к институту прав собственности в Украине было окончательно подорвано. Инвесторов из страны будто волной смыло, тем более, что в процессе реприватизации преимущество отдавалось теперь украинскому бизнесу.
Не до села теперь

Инвесторы ушли даже из наиболее лакомой сферы – сельского хозяйства.

Как только ВО «Свобода» пришла к власти, она создала Единый государственный реестр прав на недвижимость и землю, сделав его открытым для доступа каждого и приняла Земельный кодекс. Правда, речь шла вовсе не о наработках, сделанных предшественниками. Частная собственность была разрешена лишь на приусадебные участки и те, на которых располагалась недвижимость.

Партия Тягныбока запретила торговлю сельскохозяйственной землей и ввела уголовную ответственность за ухудшение качества почв в Украине

А вот торговля землями сельхозназначения была полностью запрещена. Граждане получили право лишь брать ее в долгосрочную аренду и передавать эти права в наследство родственникам. Изменение целевого назначения земель (кроме нужд государственного значения) было, кстати, также запрещено.

Конечно, насильно отбирать у новых владельцев уже проданные участки не стали. Но продать их собственники сегодня могут лишь государству.

Отказ от продажи сельхозземли на фоне возможности передавать ее в другие руки иными способами привели к появлению подпольного «рынка» земли, говорит директор CASE-Украина Дмитрий Боярчук. Свободовцы пытаются бороться с ним жесткими методами. Если нарушение обнаружено, право на аренду сразу же отбирается – как лишаются его и те арендаторы, у которых по каким-то причинам упала плодородность участка. Более того, если удается доказать в суде, что причиной падения плодородности стал человеческий фактор, в Украине 2017 года виновным грозит уголовная ответственность! Но черный рынок никуда не девается. «Украина это уже проходила. В СССР, помнится, за валюту тоже сажали, но подпольный рынок продолжал упорно существовать», – говорит Боярчук.

Как такой поворот событий отразился на украинских фермах и агрохолдингах?

Небольшие фермерские хозяйства начали расти, как грибы после дождя. Для их развития были внедрены целевое льготное государственное кредитование и программы прямых дотаций.

А вот тех огромных агрокомпаний, которые задавали тон в нашей стране еще пять лет назад, больше нет. Вообще-то «Свобода» вовсе не против их существования. Да и подкосила их даже не земельная реформа. «Практика западных стран говорит, что в случае детально прописанных, четких долгосрочных контрактов на аренду земли для сельскохозяйственных предприятий такая аренда приравнивается к правам пользования, – говорит Левченко. – Зато договоры аренды дают гарантии, что арендаторы не будут безалаберно относиться к земле». С этим аграрии скрепя сердце согласились. Но не с ограничением на площади, которые можно арендовать.

Хотя в своей предвыборной программе ВО и не прописывало, сколько земли может быть в аренде у одного собственника, Левченко еще в 2012 году заявил, что земельных банков в 200-300 тыс га земли в управлении одной компании быть не должно.
Благие намерения

Притеснение иностранного бизнеса вызвало протесты на государственном уровне. В кабинет спикера Верховной Рады, Олега Тягныбока, зачастили послы, чтобы попытаться объяснить, что западные деньги и опыт небесполезны для Украины. Но изменять данным избирателям обещаниям спикер не стал.

Некоторые изворотливые иностранцы, по примеру компаний, работающих в арабских «нефтяных» королевствах, догадались переписать контрольные пакеты акций в своих компаниях на специально созданные для этого украинские юрлица. Но в большинстве иностранцы просто свернули бизнес и ушли.

Компенсировать уход крупных инвесторов могло бы развитие малого и среднего бизнеса. «Свобода» на него и рассчитывала. Отменив принятый во времена правления Партии Регионов Налоговый кодекс, она приняла новый. В Украине была внедрена система пропорционального налогообложения как для бизнеса, так и для граждан. Налог на доходы физических лиц был объединен с единым социальным взносом, а ставка «получившегося» в итоге единого социального налога с доходов граждан составила всего 20% (при том, что до этого один лишь ЕСВ составлял 36%). Правда, такой ставка была лишь для «обычного» населения. Максимальная ставка налога на доход – для самых обеспеченных – достигла 80%.

Компании также получили различные ставки налогов (выше для крупного бизнеса и ниже – для малого и среднего). Хотя эту норму крупный бизнес, конечно, быстро научился обходить: некоторые компании насоздавали десятки мелких юрлиц.

А еще после прихода к власти ВО «Свобода» отменила налог на добавленную стоимость. И это стало началом конца для бюджета.

Дело в том, что поступления от НДС в 2012 г. составляли 163 млрд грн. – 44% всех доходов сводного бюджета страны. Единовременный отказ от налога означал, что бюджет недополучит почти половину доходов. А снижение ЕСВ более чем вдвое (тем более с учетом объединения с НДФЛ) принесло потери еще в 90 млрд грн.

В результате уже в первый год после прихода ВО «Свобода» к власти выполнение бюджета было катастрофически сорвано. Из-за коллапса бюджета правительство практически лишилось возможности платить зарплаты врачам, учителям и чиновникам. «Свобода» снизила пенсионный возраст и отменила пенсионную реформу, вернув солидарную систему обеспечения, но денег на обеспечение этих мер у нее не оказалось, и старики вовсе перестали получать пенсии.

На фоне тотального безденежья, в стране быстро начала расти преступность. И хоть малый и средний бизнес начал ускоренно развиваться с помощью налоговых льгот, бандиты быстро обложили его своими «налогами», а обнищание бюджетников подорвало потребительский спрос.
Банки, прочь!

Одновременно по экономике был нанесен еще один тяжелый удар – новая партия власти объявила особенно жестокую войну банковскому сектору. Для начала Верховная Рада приняла закон, согласно которому запретила иностранным банкам владеть контрольными пакетами акций любых частных банков в нашей стране, и постановила, что по меньшей мере 30% банков должны принадлежать государству. На 1 июля 2012 году, по данным Нацбанка, иностранцы контролировали 41,2% всех активов банковского сектора Украины. В стране имелось 23 банка со стопроцентным иностранным капиталом. Выход у всех них был только один: срочно искать инвесторов.

Найти украинских покупателей на такое количество банков оказалось, конечно же, задачей невыполнимой. А потому часть ни за что ни про что наказанных финучреждений была продана по бросовым ценам, еще часть – закрыта, а оставшиеся – национализированы.

Казалось бы, в выигрыше должны были оказаться государство и несколько крупнейших украинских банков, принадлежащих небольшой кучке богатейших людей страны. Но, как показало время, они тоже проиграли.

«Свободовцы» ввели запрет на владение иностранцами банков в Украине

Власти ультимативно потребовали резко снизить проценты по банковским кредитам. Работать в таких условиях стало невыгодно, и даже банки, выжившие после изгнания иностранцев, стали понемногу сжимать свои активы. Не говоря уж о том, что практика выдачи льготных кредитов – общеизвестный источник коррупции.

В условиях огромного дефицита бюджета, бегства капитала и отсутствия какой-либо внешней помощи (ни МВФ, ни Россия кредитовать Киев в новых условиях не захотели), ставки по гособлигациям взлетели до высот, невиданных даже в измученной кризисом Греции 2011-2012 годов.

Это привело к катастрофическому росту стоимости заемных ресурсов на внутреннем рынке. Любой кредит в стране стал роскошью. Жизнеобеспечение экономики оказалось под угрозой.

Где уж тут было говорить про беспроцентные целевые государственные кредиты на открытие собственного дела, которые обещала избирателям «Свобода» как инструмент создания среднего класса!

Усугубило ситуацию подвешенное состояние Нацбанка. «Во всем мире регулятора пытаются сделать как можно более независимым; стремятся к тому, чтобы люди, возглавляющие центробанк, были авторитетны и равноудалены от политических сил, – это позволяет им лучше руководить монетарной политикой», – говорит Боярчук из CASE-Украина. В Украине же, вскоре после прихода к власти «Свободы», новый состав Рады сделал НБУ подконтрольным силовым органам. Да к тому же принял закон о введении уголовной ответственности главы Нацбанка за проведение «антисоциальной монетарной и других политик». Что подразумевается под «антисоциальной», прописано в законе было нечетко. Это спровоцировало невиданную для Украины проблему – сразу несколько кандидатов отказались возглавить НБУ, не желая добровольно подставляться.

На следующих выборах «Свободе», мягко говоря, придется непросто.

 

Дарья МАРЧАК

 

FORBES



Создан 11 сен 2012



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником